Новости Луганщины

Как боевики держали Брянку в страхе в первые годы "ЛНР"

21.06.19
14:42
0
122

«Брянка-СССР» — так назывался батальон боевиков группировки «ЛНР», который прославился пытками, грабежами и даже убийствами своих же — в тылу подконтрольных боевикам территорий. Журналисты специального проекта Радио Свобода «Донбас.Реалии» побывали в оккупированной Брянке и выяснили, чем сегодня живет захваченный город.

2014 год, зона боевых действий в Луганской области. Боевики батальона «Брянка-СССР» гуляют свадьбы, обстреливая позиции Вооруженных сил Украины.

Собрал батальон бывший шахтер из Брянки Дмитрий Пиндюрин по прозвищу «Лютый». Через пару месяцев он уже держал в страхе весь город.

 

Собрал батальон бывший шахтер из Брянки Дмитрий Пиндюрин по прозвищу «Лютый». Через пару месяцев он уже держал в страхе весь город.

«Подразделение назвалось само “СССР-Брянка», типа, как связанное с прошлым наших дедов. Теперь у нас есть все — «Грады» и все остальное. Сейчас еще попросим помощи от наших друзей русских, может, каждый сбросится по 50 рублей. Мы себе «Тополь-М» купим, поставим в Брянке. Чтобы «укропы» и НАТО не шутили с нами», — заявлял он тогда.

 

Дмитрий Пиндюрин по прозвищу «Лютый»

В 2015-м «Грады» «Брянки-СССР» обстреливали Дебальцево.

«Огонь от «Брянки-СССР»! Абрам, насыпай! Так будет постоянно, каждый день! У них будет постоянно идти град» — бравировал боевик, обстреливая украинские позиции.

«Все здесь считают, что сюда пришли фашисты. Поэтому мы будем защищать не только свой родной город, но и пойдем дальше», — заявлял «Лютый».

Боевики жили «по-богатому». Катались на катамаранах и даже разводили страусов. Россияне, приезжали на базу боевиков, считали оккупированную Брянке почти раем на земле.

«В 29 лет я открыл для себя ягоду под названием «шелковица». Она просто бомбезная. Это такой огонь!», — удивлялся российский наемник.

То, что в «Брянке-СССР» пытали людей, гости батальона старались не замечать.

— Это, как я понимаю, для пленных?

— Для провинившихся — на видео боевики обсуждают подвешенную на дерево клетку.

Скандал разгорелся в 2015-м. О том, что происходило на базе, российскому изданию рассказали бывшие боевики.

«Если я начну рассказывать все подробно, у вас зубы вспотеют. Заставляли ребят плавать и стреляли по ним, чтобы они быстрее плыли. Как отрезались головы. Все те люди из нашего города, которые на моих глазах погибли и которые закопаны у нас на базе, как собаки, за загоном для страусов — там целое кладбище», — говорится в рассказе.

Бойцы батальона начали обвинять друг друга в расстрелах, грабежах и пытках.

«Руки прострелили ему, пальцы прострелили, ну издевались — ножами тыкали в него», — вспоминает пытки другой боевик.

В результате главарь «Брянки-СССР» сбежал в Россию, а группировка «ЛНР» возбудила дело лишь два года спустя.

«Генеральной прокуратурой» расследуется ряд резонансных преступлений, совершенных в 2014 году в Брянковской комендатуре», — говорится на телевидении, подконтрольном боевикам.

Сегодня в Брянке стараются не вспоминать о страшных первых годах конфликта. Город пытается выжить в непростых условиях оккупации.

«Сейчас шахты закрыты, молодежь в основном выезжает. Ну что, едут, ищут работу где-то. Найти, заработать, прокормить семью. А остаются старые — бабушки, дедушки и все», — рассказывает местный житель.

Как и в соседнем Стаханове, здесь большинство шахт закрыты. Но местным легче найти работу — рядом более благополучный Алчевск.

«Благодаря Алчевску еще держится наш город, потому что люди, молодежь работают на комбинате — на химическом — и на металлургическом заводе», — добавляет мужчина.

 

Мужчина рассказывает, что в Брянке остались преимущественно пожилые люди

А вот старшему поколению сложнее. Нина Сергеевна ранее работала на шахте. Теперь пенсии группировки не хватает даже на лекарства.

«Все получают по три тысячи. Разве на те три тысячи можно прожить? Еще и медикаменты такие дорогие. Пойди в аптеку — две тысячи отдай и не все возьмешь, что нужно», — сетует пожилая женщина.

 

Местная жительница жалуется, что не хватает денег даже на самое необходимое

Выехать за украинский пенсией — через пеший переход в Станице Луганской — женщине уже не под силу.

«Да где там поеду, уже нет сил ехать. Чтобы хотя бы на смерть там получить, за два месяца», — говорит Нина Сергеевна.

Местные пытаются хоть как-то поддерживать жизнь в родной Брянке. Стараясь не думать о том, что происходило здесь в 2014 году.

 

 

Рейтинг: 
Голосов пока нет

Добавить комментарий